dgr-logo Общероссийская общественная организация ДЕЛОВЫЕ ЖЕНЩИНЫ РОССИИ – Успех и достаток для всех!

Организация
Конкурсы
Проекты
Фотогаллерея Новости Контактная информация Закрыть

Реклама

Gippokrat46.ru

Кодировка от алкоголизма гипнозом в курске на gippokrat46.ru.

Внушение, внушаемость, нейропсихологические механизмы суггестии

+Оглавление

Введение
Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы суггестии
1.1 Определения
1.2 Классификация
1.3 Теории гипноза
1.4 Нейропсихологические механизмы суггестии
Выводы
Заключение
Литература

 

Введение

Внушение является неотъемлемой частью взаимоотношений. Эту мысль высказал еще В.М. Бехтерев, опередив во многом свое время. Предполагается, что внушение происходит неосознанно при непосредственном общении между людьми. Актуальность вопроса внушения и управления другим человеком была всегда. Данная работа направленна на понимание такой части общения как внушение, так как с помощью этого знания повышается качество общения и открывается возможность решать социально значимые задачи. Примером такой задачи является педагогическое вмешательство в образовательном процессе. Понимание механизмов внушения позволит раскрыть потенциал учащегося и возможно откроет новые способы для передачи знаний. Понимание процесса внушение поможет в психотерапии, при понимании причин возникновения внутри личностных конфликтов и оказание психотерапевтической помощи. Коррекционная работа от навязчивых состояний, вызванных рекламными акциями и СМИ, такие как шопоголия. Важным пунктом является безопасность применения внушения и устранение отрицательных последствий.
Объект исследования: феномен внушения.
Предмет исследования: механизмы внушения.
Цель исследования: изучение психологического феномена внушения и его механизмов.
           Задачи:

  1. Изучить отечественную и зарубежную литературу по выбранной теме.
  2. Используя изученный материал, дать определения понятиям «внушение», «внушаемость», «гипноз».
  3. Проанализировать феномен внушения, как одну из форм общения.

      Гипотеза: внушение – одна из форм общения, открывающая дополнительные возможности решения социально значимых задач.

 

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы суггестии

1.1 Определения

В мировой литературе встречаются два приблизительно идентичных понятия: «внушение» и «суггестия».  Слово «внушение» происходит от древнеславянского «вън уши», что дословно означает вносить в уши. Слово «суггестия» имеет латинское происхождение, происходит от слова suggestio, которое переводится как внушение, намек. Есть еще один перевод, который отражает более точно само понятие внушения: добавление, прибавка, указание.  Разными авторами используются эти два понятия в целом означающие один процесс.
Суггестия (внушение) - форма межличностного и межгруппового общения, при котором передача информации происходит посредством частично неосознаваемого, направленного сигнала на вербальном и/или невербальном уровнях. Отличается от убеждения сниженным уровнем критичности и потребности в верификации информации. Внушаемость, или подверженность суггестивному воздействию, зависит от состояния сознания суггерента (объекта) и внешних условий, при которых С. осуществляется. Так, эффективность С. повышается в состоянии транса, при утомлении, в условиях неопределенности, в экстремальных условиях, в толпе, при использовании СМИ. С. затрагивает как нервно-психические процессы, так и социальные представления, установки, общественные нормы, ценности, мнения, а также индивидуальное самосознание. Разделяют гетеросуггестию - внушение, производимое другим лицом, и аутосуггестию - самовнушение.
С. может быть прямой и косвенной. При прямой С. источник внушения осознается и прослеживается связь между ней и ее действием. При косвенной С. внушение производится опосредованно с использованием промежуточных факторов, на которых и делается основной акцент. Эффективность косвенной С. выше, чем прямой. Распространенность методов и техник С. зависит от уровня развития общественного сознания и культуры социума.
Внушение (или суггестия — от лат. suggestio — внушение) — способ влияния, который основывается на некритичном восприятии человеком поступающей информации.
В., как и убеждение, направлено на снятие своеобразных фильтров, стоящих на пути к новой информации и оберегающих человека от заблуждений и ошибок. Однако, в отличие от убеждения, В. предполагает усвоение объектом В. сообщения без требования доказательств его истинности. При В. слова субъекта В. вызывают именно те самые представления, образы, ощущения, которые внушающий имеет в виду. При этом, полная ясность и безоговорочность указанных представлений требует действий с той же необходимостью, как будто эти представления были получены прямым наблюдением.
Будучи принятым без должного критического осмысления, внушенное человеку поведение может не согласовываться с его убеждениями, привычками, наклонностями. В то время как убеждение, являясь воздействием в значительной степени интеллектуальным, апеллирует, в основном, к знаниям и опыту слушающего, В., носящее эмоционально-волевой характер, основывается на вере (или на доверии — разница здесь в степени не критичности восприятия слов и поступков значимого другого).
В. широко применяется в медицине и в педагогике. В медицине В. используется для коррекции психического и соматического состояния больного и даёт высокий клинический эффект. В педагогике делаются попытки использования В. в процессе обучения, например, в так называемом суггестопедическом методе Г. К. Лозанова. В. используется в воспитании детей, когда авторитет взрослого и сниженная критичность ребёнка способствует бессознательному принятию и прочному усвоению норм поведения и социальных ценностей.
Самовнушение — внушение самому себе представлений, мыслей, чувств. Например, рекомендованных врачом и направленных на устранение болезненных явлений и улучшение общего самочувствия. Реализуется самовнушение через аутогенную тренировку, которой больной обучается с помощью врача-психотерапевта. Человек самостоятельно прочитывает (про себя или вслух) или просто продумывает и проговаривает определенные слова или целые фразы с целью воздействия на себя.
Несравнимо более мощное воздействие на личность по сравнению с посторонним внушением может оказать самовнушение. Это объясняется тем, что самовнушением человек может заниматься самостоятельно в течение неограниченно долгого времени.
Суггестор тот, кто производит суггестию, внушение.
Суггеренд тот, на кого воздействует суггестор.
Суггестабильность, суггестивность, внушаемость – степень восприимчивости к суггестии.
А. Гончаров дополняет это определение следующим образом: «…, определяемая субъективной готовностью подвергнуть и подчиниться суггестивному воздействию.»

 

1.2 Классификация

Выделяют следующую классификацию внушений [20, 36, 26]: 
Прямые внушения

  • Явные прямые — «Я сосчитаю до пяти и произойдёт …»
  • Прямые закамуфлированные (нечто предлагается открыто, но вместе с тем оно закамуфлировано, так как часть его исходит от клиента; обучает действовать клиента особым образом) — «Ощущение, которое относится к периоду до болезни, заменит собой менее приятные ощущения»
  • Постгипнотические

Косвенные внушения

  • Последовательность принятия, «yes set» (несколько высказываний, с которыми человек согласится)
    • «Вы пришли ко мне, сидите сейчас в этом мягком кресле, слушаете мой голос, сегодня вам станет гораздо лучше» («сегодня вам станет гораздо лучше» — это, собственно, и есть внушение, а слова, следующие перед ней, настраивают человека на согласие)
    • «Почему бы не дать этому произойти?»
    • «Не входите в транс, пока не устроитесь удобно на этом стуле» (добавлена импликация)
    • «Не делайте глубокого вдоха, пока рука не прикоснётся к лицу» (добавлена импликация)
    • «Вы не узнаете, как вам может быть приятно в трансе, пока рука полностью не опустится на бедро» (добавлена импликация)
    • «Вам нет необходимости делать (что-либо), пока не произойдёт (неизбежное поведение клиента в ближайшем будущем)»
  • Шок, удивление, творческие моменты
  • Трюизм, банальность (трудно отвергнуть)
    • «Когда сидишь удобно, можно расслабиться»
    • «Каждый человек входит в транс по-своему»
    • «Люди столько всего забывают. Ключи, номера телефонов, встречи…» (структурируется амнезия)
    • Любые пословицы и поговорки
    • «Ваша головная боль может сейчас пройти, как только ваше бессознательное будет готово дать ей пройти»
    • «Ваш симптом может теперь исчезнуть, как только ваше бессознательное поймёт, что вы можете решать эту проблему более конструктивным образом»
  • Идеомоторные (хотим вызвать идеомоторные реакции — движение) — «Многие люди могут почувствовать, что одна рука легче другой»

Открытые (говорится, что что-то произойдёт, но не уточняется, что именно)

  • Мобилизующее (предлагаются неопределённые мобилизующие рамки, которые человек сам заполняет, в зависимости от своих собственных ресурсов; делается пауза после мобилизующих слов)
    • «Ваше бессознательное разместит по местам всё, что необходимо»
    • «Использование ваших бессознательных ресурсов позволит (пауза) осуществить (пауза) эту работу»
    • «Ваше бессознательное может гармонизировать (пауза) всё, что должно быть гармонизировано»
  • Ограниченное открытое (предлагается ограниченный выбор, который не уточняется; как правило, является трюизмами; трудно отвергнуть)
    • «Вы можете обучаться разными способами»
    • «Существуют разнообразные способы работать»
    • «Некоторые позы вызывают комфорт»
  • Охватывающее все возможности класса (после перечисления всех возможностей, следует добавлять «или что-то ещё»)
    • «Я не знаю, что использует ваше бессознательное, для того, чтобы помочь вам разрешить вашу проблему. Может быть, какие-то слова из тех, которые я произношу или не произношу, может быть, образы, может быть звуки, может быть ощущения, может быть эмоции, может быть воспоминания или что-нибудь другое»

 

1.3 Теории гипноза

Для начала оговорюсь по поводу гипноза.  Гипноз и суггестия – очень близкие понятия. Так как до сих пор есть спор на предмет, что гипноз есть следствие суггестии, а суггестия следствие гипноза. Пока говоря о теориях суггестии или гипноза – мной понимается одно общее явление следствием, которого является изменение поведения суггерента. Но нет единичной корреляции между гипнабельностью и внушаемостью [24].
Разные авторы выделяют разные наборы теорий объяснения гипноза. Российский гипнолог Р.Д. Тукаев [39]выделяет четыре теории объяснения гипноза:

  • Рефлексологическое направление
  • экспериментально-психологическое направление
  • психоаналитическое направление
  • нейрофизиологическое направление

Рефлексологическое направление
Базируется на работах И.П. Павлова о гипнозе, который рассматривал гипноз как торможение коры головного мозга. Связь с суггестром осуществляется через раппорт – сторожевой, возбужденный пункт в коре полушарий. По мнению И.П. Павлова сторожевой пункт обычное явление для обеспечения безопасности во время сна у животных. Проводились опыты над собакой, которая просыпалась на определенный звук для приема пищи. Раппорт, по мнению И.П. Павлова позволяет воздействовать на сознание сверхслабым раздражителем, таким как слово, при заторможенной деятельности всей остальной афферентации. И.П. Павлов выделил четыре основные фазы торможения:

  • уравнительную - самая неглубокая фаза, при которой и слабые и сильные раздражители вызывают одинаковую ответную реакцию;
  • парадоксальную - сильные раздражители вызывают незначительную или вовсе нулевую реакцию, а слабые дают больший эффект по сравнению с нормой;
  • ультрапарадоксальную - в основе лежат явления запредельного торможения и извращенных индукционных отношений, при которых все тормозные раздражители вызывают положительный эффект, а положительные сигналы становятся тормозными;
  • наркотическую - эффект снижен как на сильные, так и на слабые раздражители.

Л.П. Гримак трактует гипноз, как сумму двух явлений: состояние между сном и бодрствованием и «рефлекс» следование за лидером.

Экспериментально-психологическое направление
Основывается на бехивеоральном подходе. Гипноз определялся как внушение, так как много эффектов можно было получить без формального состояния гипноза.
Когнитивный подход представлен тремя теориями: неодиссоциативной (Эрнста Хилгард), диссоциированного контроля (K.S.Bowers) и социокогнитивной (I.Kirsch, S.J.Linn). В неодиссоциативной теории внушение попадает в другой поток сознания. Эти потоки разделенны амнестическим барьером. В теории диссотиативного контроля внушение ослабляет лобный контроль действующих поведенческих схем. Это дает возможность прямой активации внушенной схемы поведения. Социокогнитивная теория построена на интеграции социального влияния (внушений) и когнитивной теорий автоматичности обыденного целенаправленного поведения. Текущие внушения провоцируют ранее внушенное ситуативное поведение. А. Добрович описал внушение через роли. Так как роль воспринимается бессознательно и воспринимается мгновенно, может быть навязана своя роль, а, следовательно, ролевые отношения. Вступая в ролевые отношения с повелителем или божеством, роль требует вести себя подчиняясь. А. Добрович выделил около десятка ролей: божество, господин, покровитель, авторитет, кумир, дьявол, виртуоз.

Психоаналитическое направление
Еще сам З. Фрейд пытался объяснить состояние гипноза проекцией фигуры отца на гипнотизера. Последняя наиболее полная теория принадлежит Эриху Фромму. Эта теория основана на пяти тезисах: 1) гипноз как адаптивная регрессия на службе Эго; 2) активность, пассивность, рецептивность Эго; 3) первичный и вторичный процессы мышления; 4) внимание, абсорбция и ориентация в реальности; 5) категории структуры и содержания. Адаптивной регрессии на службе Эго означает возврат от позднего уровня активности и контроля к предшествующему, что позволяет Эго объединиться с установками гипнотизера. Первичный и вторичный процессы мышления – это процессы, происходящие в раннем детстве и во взрослом состоянии. В раннем детстве это немедленное  выполнение желаемого, не дифференцируемость, не вербальность и алогичность мышления. Во взрослом состоянии мышление вербально и ориентированно на мир. Фромм исследовал особенности самогипноза. В самогипнозе повышается работоспособность, воображение, решение личностных проблем. В психоаналитическом направлении выделяют структурно‑семиотическую теорию. Согласно этой теории человек живет в системе символов и знаков культуры. Ж. Лакан считает [как и многие другие - Д.К.], что человек становиться заложником языка и речи еще до своего рождения. Человек вынужден принимать внушения окружающих, относительно своих действий и поступков, что бы стать человеком. В противоположность этому приводит больных аутизмом. Ж. Лакан отрицал гипноз как метод и боролся за его запрет, так как считал, что это вредит людям.
Нейрофизиологическое направление
Это направление изучает показания ЭЭГ мозга. Сейчас разработаны и новые методы исследований. И.И. Разыграев использует метод измерения уровней постоянных потенциалов головного мозга. Это позволяет определять церебральные энергозатраты процессов психики. Например, при лечении заикания по его методу энергозатраты между определенными зонами в мозге снижаются или определять стадию гипноза. Так же для исследования мозговой деятельности применяется позитронно-эмиссионная томография. Наиболее всего данных на данный момент накоплено по результатам ЭЭГ. В 80-х годах показана связь гипнабельности с ЭЭГ-продукцией в диапазоне 40 герц, связь гипнабельности с ЭЭГ-тэта-активностью. Определенно, что в гипнозе доминантность приобретает правое полушарие. Вадим Ротенберг, считает данные недостаточными, что бы утверждать, что только правое полушарие участвует в гипнозе.

Р.Д. Тукаев [39] создает свою интегративную теорию гипноза. Теория основана на положениях, целью которых является более успешное гипнотерапевтическое воздействие. В первом пункте проводится параллель, что механизм гипнотизации человека и животных основан на гипнотической ситуации недостаточности психических ресурсов для оценки информации (ситуации). Гипнотическая ситуация развивается на основе «шоковых» патерновых механизмов. Действие этих механизмов основано на ограничении чрезмерной активации мозга на оценку гипногенной ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение невозможно. Также гипнотическая ситуация развивается на основе механизмов ограничения внешней сенсорно-распределительной активации мозга при сохраняющейся потребности поддержания определенного уровня активации одного - слухового, зрительного, - либо нескольких анализаторов. Еще один пункт, который будет полезен, касается гипногенного стресса. Механизмами, вызывающим стресс является оценка субъектом значимости гипнотической ситуации и второй механизм, основанный на запуске стресс-реакции функциональной перестройки. Первый механизм углубляет состояние гипноза, второй повышает стрессогенность с углублением. Остальные пункты относятся к описаниям стадий гипноза и того, какие механизмы саморегуляции гипноз активизирует. Данная теория направленна исключительно на практическую деятельность терапии и не объясняет природы гипноза и внушения. Кроме шоковых факторов вхождения в транс есть и другие, как фантазирование, которые, как считают, свойственны исключительно человеку. И если человек после состояния гипноза может чувствовать себя лучше, то для животного гипноз является оцепенением.

Хорошие описательные труды приводит В.М. Бехтерев [6]. Он проводит параллели между самонаблюдением, наблюдением в клинике и массовыми «психозами» в истории. И делает вывод о влиянии людей друг на друга. Внушение повсеместно в нашей жизни.
Когда я начинал писать эту работу я хотел провести параллель, после прочтения взглядов В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, Л.С. Выготского, что человек развивается под действием внушения. После трудов Л.С. Выготского и других авторов известно, что человеком усваивается та культурная среда, в которой он находиться. Внешние психические явления и процессы становятся внутренними - интрапсихическими. Человек может усвоить любой язык, любую культуру как родные, это зависит от его культурного окружения. В психологии близкими к внушению являются два феномена. Феномен эмоционального заражения и истинный, внутренний конформизм. Эмоциональное заражение это автоматическая тенденция подражать выражению лица, позе, голосовых реакций другого человека. При помощи электромиографических (ЭМГ) методик было показано, что подражание эмоциям очень тонко дифференцировано и может быть не заметно «на глаз». Феномен конформизма говорит о том, что 1/3 испытуемых проявляли в опытах истинный конформизм. Мнение группы становилось их собственным, то есть можно сказать, что они поддались внушению группы. Есть еще много авторов, к теориям которых вернусь позже. Пока эти утверждения дают весомые основания полагать, что внушение является социальным фактом межличностного взаимодействия, а не только клинически вызванного состояния. При изучении природы внушения меня сильно опередил Б.Ф. Поршнев, который почему-то забыт многими. Его теория, сформированная в большинстве своем на обобщении научного знания отечественной науки 1970-х годов, по моему мнению, до сих пор остается на передовых позициях по ряду объяснений. Объяснений не только исторических, но и физиологических и психологических. К сожалению критики его теории, я не нашел. И нашел только трех его последователей в психологии. Параллельно Б.Ф. Поршневу в мире отслеживается подход к изучению человека через власть над ним социума и ситуации. Такие труды как: Бергер П., Лукман Т. «Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания.», Росс Л., Нисбетт Р. «Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии», Гофман И. «Представление себя другим в повседневной жизни», Берн Э. «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры». Все эти книги исследуют поведение человека через социальное взаимодействие и видят корень проблем в запрограммированном поведении или неправильном ответе на ожидания социума. Рассмотрим теорию Б.Ф. Поршнева и определим ее научность, полезность и обоснованность в свете новых научных данных.

Теория Б.Ф. Поршнева [31] берет свою основу на объективных исследованиях нервной деятельности И.П. Павлова и нейрофизиологической школы XX века. Б.Ф. Поршнев вводит свое понятие – «тормозная доминанта». «Тормозная доминанта» является реципрокной «доминанте Ухтомского».  Б.Ф. Поршнев исследовал это явление в нервной системе около двадцати пяти лет, со своими коллегами – физиологами. Он использовал свои эксперименты и огромный накопленный материал описаний экспериментов павловской школы. В экспериментах при выработке условного рефлекса возникают «странные» действия животных (неадекватные рефлексы). Б.Ф. Поршнев предположил, что чтобы действовало поведение и доминанта не перевозбуждалась (тогда она перейдет в торможение), должен существовать центр, который перевозбуждается и отводит на себя все неадекватные сигналы.  Он провел серию опытов, когда подкреплялось сначала одно поведение, потом не подкреплялось и на поверхность проявлялось антагонистичное поведение. Из антагонистичного путем подкрепления делался условный рефлекс. Данное действие повторялось несколько раз. Затем животное доводилось до ультрапарадоксального состояния, когда организм реагирует обратным образом на раздражитель. Голодное животное может проявлять агрессию к еде или убегать от еды. В экспериментах Б.Ф. Поршнева в ультрапарадоксальном состоянии проявлялся рефлекс, закрепленный ранее, то есть который в нормальном состоянии был заторможен. Данный скрытый рефлекс, проявляющийся в ультрапарадоксальном состоянии, Б.Ф. Поршнев назвал – «тормозная доминанта».
Б.Ф. Поршневым было предложено, что вторая сигнальная система – это не нечто параллельное первой сигнальной системе, а ее противоположность. Что в основе второй сигнальной системы лежит торможение первой сигнальной системы и по сути эти две системы находятся в постоянной конкуренции. Зачатком у животных второй сигнальной системы является подражательный рефлекс или имитация чужого поведения. В поддержку теории Б.Ф Поршнева добавлю, так как он лишь предполагает это возможным, на данный момент известны случаи у шимпанзе, когда в иерархии стаи нестандартное поведение не только вызывает всеобщее подражание, но и делает автора вожаком. Описан случай, когда среднестатусный член стаи нашел железные канистры и, громко стуча канистрами, прибежал в стаю. Тем самым стая сделала его своим новым вожаком, сместив вниз старого. Такое ничем, на первый взгляд, не выгодное биологическое поведение резко изменило отношение группы. Б.Ф. Поршнев не предполагал, что возможны межвидовые подражательные реакции, но в 2005 году общество сохранения дикой природы (WCS) и Федеральный университет Амазонаса (UFAM) записали на пленку крики дикого кота марги, подражающего звукам, издаваемым пегими тамаринами (pied tamarin) [27]. Таким образом, кот охотился на обезьян, издавая плачущие крики самки, и обезьяны воспринимали эти звуки как свои сигналы. Таким образом, способностью к подражанию обладают не только особи одного вида, но и другие виды могут копировать биологически значимые звуки. Б.Ф. Поршнев предполагает, что при возникновении ультрапарадоксальной реакции, у одной особи, она может ей быть биологически выгодной, так как тормозит через имитацию биологически значимое поведение для другой особи. На агрессию можно начать чесаться и если чесание будет тормозной доминантой агрессия, то агрессия перейдет в чесание. Это лишь гипотеза, основанная на возрастании подражания у животных к человеку. У стайных рыб, если вырезать лобные доли у одной из них, лишив ее тем самым рефлекса имитации, вся остальная стая будет следовать движениям этой аномальной рыбы. Можно выдвинуть к этому свою гипотезу, что если обезьяна научается тормозить позыв к подражанию, у нее появляется возможность внести в действие нечто свое индивидуальное – биологически для нее выгодное. Далее Б.Ф. Поршнев делает предположение, что при стечении благоприятных обстоятельств неадекватный рефлекс одного животного может спровоцировать имитационный рефлекс другого, тем самым вытеснив остальные реакции. Этот акт Б.Ф. Поршнев называет интердикцией. Интердикция, будучи полезной для организма может закрепиться вне ультрапарадоксального состояния и стать полезным рефлексом воздействия на другой организм. Б.Ф. Поршнев проводит параллель, как запретительный сигнал легко распространяется на любые действия у собаки и у ребенка. Приводит исследования, что первое слово у ребенка связано с теми действиями, которые чаще всего ему запрещают. Наибольшую ступень интердикции Б.Ф. Поршнев называет генерализованной интердикцией, это состояние тормозящее всякую деятельность. Его можно определить как низшая форма суггестии. Для парирования первой интердикции должно быть какое-то еще действие, которое отменяло бы первое, являлось бы для него тормозной доминантой. В свою очередь третье отменяло действие второго. Б.Ф. Поршнев рассматривает это на основе звуков. Далее двигаясь вверх по семантике. Б.Ф. Поршнев проводит множество аналогий среди разных авторов по развитию языка и речи, в основе которой отмечает первичным свое волеизъявление другому. Волеизъявление – прямая попытка отдать приказ или произвести прямое внушение. Суггестию Б.Ф. Поршнев понимает как воздействие на защищенных от этого явления индивидов и постоянно развивающуюся в процессе истории. Суггестию по Б.Ф. Поршневу можно охарактеризовать, как речь минус контрсуггестия. Тем самым Б.Ф. Поршнев убеждение и доказательство приравнивает к суггестии. Читая его книгу, сначала я скептически и недоверчиво к ней относился, проверял многие ссылки, но по мере их подтверждения все больше проникался его идеями. Как Б.Ф. Поршнев пишет в своей статье «контрсуггестия и история» - научный метод доказательства, опирающийся на первую сигнальную систему (наблюдение, эксперимент), является последней ступенью развития суггестии для современного мира.
На начальном этапе суггестия развивалась как набор запретов – «отдай», «не трогай», «не смотри». Причем речевая зона мозга развивалась позже или параллельно с зоной элементарных графических действий. Речевые зоны развились в моторной коре – для Б.Ф. Поршнева это знак того, что зоны речи контролируют моторную кору. На основе материалов о патологии речи Б.Ф. Поршнев заключает, что повторение слов (эхолалия) может лежать в основе интердикции, предотвращающей автоматическое действие на слово. Вещи изначально были обозначениями или разделителями слов, и уже после слова стали обозначать вещи. В довод приводиться, что и сейчас зуб, как амулет,  может значить совсем не зуб, а что-то другое. Следующий этап, который является ключевым в «суггестивном отборе», характеризуется тем, что индивид воспринимает ситуацию через реакцию другого индивида. И то, что у другого вызывает реакцию активации и торможения – в его сознании несопоставимые явления. Воспринимающим индивидом может быть использовано как комплекс и вызвать у другого состояние потрясения. Б.Ф. Поршнев назвал это «дипластией». «Дипластия — это неврологический, или психический, присущий только человеку феномен отождест­вления двух элементов, которые одновременно абсолютно исключают друг друга. На языке физиологии высшей нервной деятельности это затянутая, стабилизиро­ванная ситуация «сшибки» двух противоположных нервных процессов, т.е. возбуж­дения и торможения.». Механизм, реализованный в художественной метафоре, прямо этому соответствует – обеспечивает тождественность нескольких значений в одном элементе («тоже, да не тоже»). Данный фактор, который вызывает нервный срыв на первой сигнальной системе, является нормой человеческого общения. На этом строится фундамент второй сигнальной системы. Вторую сигнальную систему выделяют не биологически детерминированные сигналы, а социально детерминированные символы. В концепции Б.Ф. Поршнева развитие человечества можно рассматривать как развитие депривации (норм, табу, запретов, правил, законов) и ее преодоления. На данном этапе можно выделить осознание обществом своей ограниченности в удовлетворении потребностей (те или иные проблемы) и преодоление этого состояния путем решения этих проблем (повышение плодородия почвы, освоение космоса). Вернемся к дипластии. «Дипластия под углом зрения физиологических процессов – это эмоция, под углом зрения логики – это абсурд». Б.Ф. Поршнев отрицает наличие эмоций у животных в строго научном смысле. Эмоция животного рассматривается как набор неадекватных рефлексов. Легкое слияние элементов у детей обусловлено тем, что каждый элемент представляет собой отдельную дипластию. Дипластии могут сливаться, если у них один элемент общий, в трипластию. Получается – два элемента взаимозаменяемы, но четко противопоставлены третьему.  Таких элементов может быть множество, что образует значение противопоставляемого элемента. «Дипластия — такая операция, где между двумя предметами или представлениями налицо 1) очевидное различие или независимое бытие и 2) сходство или слияние; если нет и того и другого хоть в какой-то степени — отождествление невозможно».

Еще одним интересным замечанием является природа вещей, что они сформированные по принципу интердикции не имели прямого отношения к объекту, а означали нечто совершенно другое, как мы сейчас назовем «магическое». Следствием этого остались амулеты, обереги. Для человека доминанта в ультрапорадоксальном состоянии выноситься в мир вещей, за счет постоянно протекающей инверсии в речи. За счет этого возможно одновременное вмещение двух противоположных понятий.
К сожалению, моих знаний на данный момент недостаточно, что бы понять или опровергнуть данную теорию. Поэтому я рассмотрю общие механизмы близкие к внушению.

Говоря о внушении, мы имеем несколько социальных процессов объединенных одним механизмом. Обобщив и выделив этот механизм можно нащупать механизм внушения и исполнения этого внушения. Это процессы: стереотипизация; внутренняя или истинная конформность; эмоциональное заражение; эффект первого впечатления; эффект ореола; вера; влияние эмоций на память; внушаемость.

  • Стереотипизация – не только как «клеше», выделяющее группу, но и как механизм мышления и формирование установок.  Стереотипизация используется и появляется у человека на основе эмоциональной составляющей и используется так же. Редко осмысливается специально.
  • Внутренняя или истинная конформность – под действием эмоции, наверно, страха неприятия группой, «галлюцинаторное» изменение взглядов и приятие их на веру.
  • Эмоциональное заражение – здесь более тонкий процесс перенятия чужих эмоций. При том возможно, что человек творит свои эмоции и их столкновения порождают новые оттенки. Возможно навязывание своих состояний, трансового или гипнотического (глубокого) состояний.
  • Первое впечатление – в его основе действует какое-то близкое к остальным эмоциональное обобщение, которое формирует веру.
  • Эффект ореола – присоединение к положительному образу человека положительных качеств, а к неприятному отрицательных.
  • Вера – во что-либо, как свойство психики, имеющее под собой какой-то эмоциональный механизм или связанный с эмоциями.
  • Влияние эмоций на память – память как процесс пользующейся энергией эмоций. Более эмоциональные и значимые события на более долгое время запоминаются. Менее эмоциональная или менее значимая информация сокрыта за цепью ассоциаций. Можно сказать, что память посредствам эмоций присоединена к эмоционально насыщенному событию. Комплекс по З. Фрейду.
  • Внушаемость – перед тем как рассматривать само внушение, следует исследовать факторы его вызывающие.
  • Внушение – как последовательность эмоциональных связок, запускающее цепной процесс эмоционального связывания. Обратной ассоциации – не когда одни образы вызывают другие, а когда они начинают возбуждать и присоединять новые звенья.

В основе этих процессов может лежать что-то детское, ярко выраженное на этапе детства. В 3 года происходит первичное формирование самосознания.  До пубертатного возраста ребенок легко внушаем.  В пубертатном возрасте альфа-ритм полностью соответствует, альфа-ритму взрослого. Альфа-ритм связывают с творчеством, интуицией и гипнотическими состояниями.
Рассмотрим подробно все пункты.
Стереотипизация – образование стереотипов. Понятие стереотип первым описал Уолтер Липпман. У. Липпман определял стереотип, как упорядоченные, схематичные детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права.
Стереотипы исследовало как западное направление, так и отечественное в лице павловской школы физиологии. Общим для обоих направлений является то, что стереотип представляется как слепок отдельных наиболее ярких качеств реальности для приспособления к многообразию. Какие это качества не важно, главное, чтобы они были существенными. У социальных стереотипов выделяют также функции защиты «образа Я» и образа группы. Возможно, поэтому стереотипы так хорошо передаются. Помимо роли категоризации они играю защитную роль, смысл стереотипа используется не для осмысления или изменения значения стереотипа, а для личной выгоды. Тем самым получаем прямое подкрепление, а, следовательно, стереотип сохраниться пока не войдет в конфликт с более значимым стимулом.  В основе формирования стереотипов лежит несколько когнитивных процессов.
Категоризация.
Категоризация - «психический процесс отнесения единичного объекта, события, переживания к некоторому классу, в качестве которого могут выступать вербальные и невербальные значения, символы, сенсорные и перцептивные эталоны, социальные стереотипы, стереотипы поведения и т. п.» [32]. Если вспомнить Ж. Пиаже, и формирование понятий у детей, то ребенок изначально мыслит одной категорией.  Вспомним опыт с водой и разными по форме стаканами. Из широкого стакана переливают воду в высокий и узкий стакан, и спрашивают: «В каком стакане воды больше?». На данном этапе для ребенка больше означает высота, и нет понятия объема.  Только в дальнейшем формируется понятие количества, включающее в себя все параметры. Объяснения данного механизма мышления один из самых трудных моментов. Зачем человеку надо все обобщать и выделять ОДИН существенный признак? (Один, так как сначала это самый эмоциональный, в дальнейшем связка признаков, формулирующая закон) Б.Ф. Поршнев объясняет это первостепенностью понятия «они». Категоризацию еще можно описать как индукционное или подобное, оно же первобытное, мышление, когда на основе одного наблюдения оно экстраполируется на другие похожие. Без этой операции мышление человека не было бы таким полным, но эта операция без проверки таит в себе ошибочность суждения. Таит в себе ошибочность, так как порой не учитывает всех компонентов, а сразу переходит к обобщению.
Схематизация – выработка схем поведения на типичные ситуации. Как видно это следующий уровень категоризации только вместо приписывания качеств формируется схема поведения.
Каузальная атрибуция – «интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей» [32].  Людям свойственно объяснять поведение других, так как это снижает тревожность. Не только людям свойственно исследовать незнакомые новые объекты.
При формировании стереотипа очень важна эмоциональная составляющая: если человека укусила собака, он какое-то время будет опасаться всех собак. Этот признак, то, что это собака, будет для него наиболее значимым.
Внутренняя или истинная конформность – «действительное преобразование индивидуальных установок в результате внутреннего принятия позиции окружающих, оцениваемой как более обоснованная и объективная, чем собственная точка зрения». Сам этот феномен можно отнести к внушению. Еще один интересный факт, исследованный А.М. Свядощ, при исследовании добавочной информации внушения, что если несколько человек говорят неуверенным голосом, конформность не проявляется.
Эмоциональное заражение – «тенденция к автоматическому подражанию и синхронизации выражений лиц, голосовых реакций, телесных поз и движений с выражениями лица, голосовыми реакциями, позами и движениями др. чел., приводящая к сближению с ним в эмоциональном отношении».  (Хэтфилд Э.) Этот процесс используется и в эриксоновском гипнозе и в НЛП практиках, называется подстройкой. Возможно, через этот канал восприятия можно влиять на психику человека.  Эриксоновская школа говорит об особом состоянии транса терапевта.  Экстрасенсорные способности могут существовать на этой грани: как особое состояние вызывающее сильную внушаемость. Но это не исследованные феномены.
Первое впечатление – формируется в первые секунды встречи и влияет на все дальнейшее общение. К сожалению, пока я не нашел исследований на тему как оно формируется. Есть исследования о большой инертности изменения первого впечатления, относительно первоначального контекста: формального или неформального. Возможно, здесь существенную роль играют эмоции, возникающие при первой встрече и которые сложно меняются в дальнейшем. А образы подкрепляются эмоциями.
Эффект ореола – этот эффект можно рассматривать как следствие крайности индукционного мышления: если часть его хороша, то и он весь хороший. Или плохой, по аналогии.
Вера. Вики словарь дает такое определение: иррациональное чувство, внутренняя уверенность в чём-либо без опоры на факты или логику. Словарь Ярошевского ориентирован на религиозную веру. Я хочу подчеркнуть, что вера в какой-то степени свойственна и научному знанию, а именно при построении теорий и гипотез, нуждающихся в проверке. Даже математика имеет в своем арсенале нестрогие методы, которые не учитывают всех фактов, а лишь говорят о возможности. Это теория вероятности и математическая статистика. Это методы, которые не могут дать полной уверенности как законы механической физики. Данные методы дают лишь степень вероятности, как правило, отличную от единицы. При проверке теории на практике наука имеет всегда некую погрешность, которая служит для коррекции теории. Поэтому под верой я понимаю некое предположение, пока еще не проверенное реальностью. А в более широком смысле еще не встретившееся с реальностью.  Теорией познания занимается гносеология. В основе теории познания лежит схема, что мы предполагаем что-то истинным и подтверждаем это только по средствам опытной проверки.  Но есть выводы, пока не поддающиеся опытной проверке. Следовательно, они остаются истинными в предположении и не опровергнутыми. Эти предположения можно назвать рациональной верой. Если отрекаться и считать это не верным, значит не приобретать новые знания.  Процесс познания представляется мне как процесс постоянной коррекции старого опыта. Если выделить человека из социума, то он представляется беззащитным не только как животное, но и представляется бедным в средствах познания реальности. Научное познание опирается всегда на познание другого индивида и его авторитет в научном сообществе. При этом теория авторитета считается истинной, пока не будет опровергнута или частично опровергнута и скорректирована. При этом воспринимая социальный опыт приходиться считать его истинным, пока не достигнут определенный уровень его проверки. А проверка возможна собственным опытом или опытом авторитета. Верить авторитету диктует общественность, по средством, группового давления, и невозможность проверки всего. И у человека нет необходимости все проверять пока система его личных знаний обеспечивает его биологическую стабильность. Можно этот феномен описать с чисто биологической позиции, что человек принимает данные как опыт, который он использует в качестве средства. И только если средство не работает или работает недостаточно эффективно, вынужден, производить какие-то действия.
Вера и внушение в данном случае обеспечивают социализацию и коррекцию знаний. В психологии можно выделить «эффект Барнума». Американец Финеаса Барнума первым заметил это странное явление. «Эффект Барнума» заключается в том, что человек склонен принимать на свой счет общие, расплывчатые, банальные утверждения, если ему говорят, что они получены в результате изучения каких-то непонятных ему фактов.  Данный эффект еще называется эффектом Бертрама Форера. Бертрам Форер в 1948 году провел эксперимент над своими студентами. После предварительного тестирования преподаватель раздал студентам один и тот же текст, взятый из гороскопа. И попросил определить, насколько он соответствует их представлению о себе, по пяти бальной шкале.  Средняя оценка была 4,26. Основными факторами, влияющими на принятие текста, являются:   

  • Субъект убеждён, что описание применимо только к нему.
  • Расплывчатость характеристики делает её применимой практически к любому человеку.
  • Субъект убеждён в авторитетности сформулировавшего описание.
  • В описании преимущественно присутствуют позитивные характеристики.

На данном эффекте основаны и предсказания. Они воспринимаются как формулы, в которые, подставив факты, получаем сходство. Предсказание Нострадамуса «Скоро земля содрогнётся», сегодня относят к землетрясению в Японии.

Внушаемость
Внушаемость — это своеобразное свойство психики человека, позволяющее ему воспринимать информацию без критической её оценки. Здесь разделим гипнабельность и внушаемость. По данным практических исследований наибольшая внушаемость проявляется чаще при неглубоких гипнотических состояниях. [24] Из данных наблюдений можно сделать вывод, что теория И.П. Павлова о подпороговых раздражителях не корректна. Что интересно об этом говорил еще В.М. Бехтерев (Роль внушения в общественной жизни — речь В. М. Бехтерева 18 декабря 1897 г.) до объяснения этого феномена И.П. Павловым. А. Т. Филатова были выявлены следующие различия внушаемости. У детей лучше проходят внушения на мимические мышцы, а у взрослых на мышцы рук. Это связано с кортикализацией. Внушение напрямую коррелирует с кортикализацией.  Так же внушение наиболее действенно на зоны физиологических или патологических доминант.  Внушения лучше проявляются в ампутированных конечностях. Внушения могут реализовываться хорошо, трудно, вообще не реализовываться и реализовываться обратным образом.
И. Вельвовский в 1984 г. определил антисуггестивный барьер, как установку препятствующую внушению. Этот барьер зависит от возможности проверить истинность внушаемого, если проверить невозможно или объективных критериев, или знаний недостаточно, то контрвнушаемость снижается.
Кандыба выделяет следующие факторы, способствующие суггестии:

  1. Организационные — поза, предсуггестия, отсутствие помех и др.
  2. Действующие на первую сигнальную систему — музыка, пассы руками, освещение, метроном, запахи и др.
  3. Действующие на вторую сигнальную систему — словесное внушение сонливости и сна, счет до 10, суггестивные и лечебные тексты, педагогическая коррекция, кодирование, постсуггестия и др.
  4. Психофизиологические факторы — мышечное расслабление, психологический покой и отсутствие посторонних мыслей, концентрация внимания на словах гипнотизера, дыхательные упражнения и др.
  5. Установление суггестивного контакта (раппорта) с гипнотиком и перевод его внимания, ощущение отдельных частей своего тела и др.
  6. Фармакологические (психоделические) — применение специальных фармакологических препаратов, тормозящих активность коры головного мозга гипнотика и вызывающих пассивность, сонливость и сон,
  7. Наркотические — применение наркотиков (ЛСД и др.) для вызывания наркогипноза.
  8. Отравляющие — применение алкоголя, ядов, токсинов и др. для вызывания состояния оглушенности, торможения, «кайфа» и т. п.
  9. Эмоциональные — действующие на эмоции факторы: религиозные, экстатические, через произведения искусства и т. д.
    Особо важным фактором является преднастройка – ожидание, основанное на личном опыте, знаниях, вере и т.п [16].

Э. Куэ отмечал, что если те, кто сильно внушаем, противятся внушению, то внушение не удается. Из этого он заключает, что нет внушения, а есть только самовнушение. На мой взгляд – внушение социальный процесс и возможно происходит конкуренция разных внушений, разной эмоциональной значимости.
Так же отмечают повышенную внушаемость детей до 12 лет, женщин, переживающих длительную депривацию. Внушаемость отмечают в состоянии стресса, утомления, расслабления. В состоянии тревоги внушаемость снижена. Люди с аналитическим, логическим и синтетическим складом ума менее внушаемы. [41] Учитывая исследования Э. Куэ, то можно предположить, что внушаемость зависит напрямую от системы установок и навыков индивида. В той или иной мере текущие состояния могут быть следствием ранее внушенных установок.

Внушение
Гончаров Г.А., как и многие другие считают, что одним из главных критериев внушения и гипнотического мышления является эмоциональное воображение. [12, 41] Как подмечает Л.С. Выготский реалистичное мышление, и воображение тесно связаны и оба могут быть очень эмоциональны. «Существенным для воображения является направление сознания, заключающееся в отходе от действительности в известную относительно автономную деятельность сознания, которая отличается от непосредственного познания действительности».  Значит, транс вызывает не эмоциональность. Эмоциональность может вызвать замешательство при столкновении эмоций и вызвать транс, но это другой способ. По Л.С. Выготскому само воображение отводит от действительности, если с действительностью не взаимодействует.  И, предположим, перемещает индивида во внутреннюю реальность внутренних смыслов. Имеем два параллельных процесса познания реальности: чувственный иди действенный и посредствам воображения. Притом, что воображение является более высоким процессом, который при определенных обстоятельствах (стресс, потрясение, шок) может перекрыть реальность происходящего, то есть ту информацию, которая поступает от органов чувств. За счет воображения человек может творить и изобретать новое в реальности, но вначале до проверки реальностью это должно стать внутренне реальным. Тем самым получается, что мы имеем внутреннюю реальность, как установки, представления, смыслы, и внешнюю, как средство реализации внутренних установок. Дети, познавая реальность, формируют на основе ее внутреннее пространство психики, оперируя с которым получают новые элементы реальности. Мы имеем два взаимонаправленных процесса восприятия, как формирование внутренних представлений и творчество нового в реальности. Но между ними имеем еще два связывающие воображаемое с реальным. Один из них направлен на смешивание внутренних представлений по внутренним законам и производство внутренне нового, а второй направлен на проверку соответствия внутреннего с реальным и коррекцию внутреннего. Я искусственно разделил эти процессы, так как в реальности они идут одновременно. И часто человек сам не знает, что реальность, а что его внутренний вымысел, пока внутреннее не столкнется с внешним противоречием. В патологии, когда реальность не оказывает своего корректирующего действия на внутренний мир, внутренний мир может подменять внешний. 
Для разбора гипнотических внушений мною была взята эриксоновская модель гипноза. Так как эта практика отражает постепенность процесса и одновременно отражает социальную природу внушения. В ней используются повседневные методы общения людей между собой. Есть много споров и разграничений эриксоновского и клинического гипноза. В этом случае я сошлюсь на авторитета гипнологии – А. Вейзенхоффера. В 1992 г. на конференции, посвященной Эриксоновскому гипнозу и психотерапии, выступил один из наиболее авторитетных старейшин американской гипнологии А. Вейзенхоффер. Его темой было «Эриксон и единство гипнотизма». А. Вейзенхоффер считает доктрину Бернгейма фундаментом гипнотизма XX столетия. Доктрина включает следующие положения.

  1. Суггестия является ведущим агентом, определяющим все гипнотические феномены, включая гипноз, т. е. внушенный сон.
  2. Гипноз, как внушенный сон, есть разновидность сна.
  3. Гипноз не порождает суггестию, но усиливает ее.
  4. В целом любые состояния, усиливающие внушаемость, являются составляющими состояния гипноза.
  5. Гипноз, как состояние сна, характеризуется глубиной, и внушаемость проявляет последнюю.
  6. Внушаемость проявляется посредством целостного поведенческого класса признаков, которые могут быть отнесены к «автоматизмам» и являются по своей природе рефлексами.
  7. «Идеомоторное действие», являющееся рефлекторной трансформацией мысли в действие, есть ведущий автоматизм, лежащий в основе всех внушенных явлений.
  8. Все автоматизмы выражают «внутренний психизм», противостоящий «внешнему психизму», являющийся фокусом всего сознания, произвольных актов.
  9. Все гипнотическое поведение принадлежит к области нормального поведения, нормальной психологии.

Позже И. Бернгейм определял гипноз как индукцию специфического физического состояния, повышающего внушаемость.
И. Бернгейм предпринял несколько попыток дать определение внушения. В 1886 г. он утверждал, что внушение есть напряженное влияние идеи, которая была внушена и воспринята умом. В 1903 г., что все идеи воспринимаются мозгом посредством внушений. Все внушения имеют тенденции становиться действиями, проявлять себя. Бернгейм не был первым, кто связывал явление гипноза с внушением. В числе его предшественников А. Вейзенхоффер называет Фариа, Брейда, Филипса. В концепции идеомоторного действия в ответ на внушение Бернгейм также не оригинален. Его предшественниками являются Карпентер, Брейд, Шеврил.
Как видно из доклада, А. Вейзенхоффер считает, что Эриксон лишь объединил те методы, которые практиковались и до него в обычном гипнозе. Поэтому можно рассматривать набор техник Эриксона как сумму гипнотических приемов.
При введении в гипнотический транс используется несколько методик. Сама распространенная это фиксация внимания, когда гипнотизируемый фиксирует внимание на чем-то и слушает голос гипнотизера. Как описывают этот процесс многие авторы – происходит утомление внимания и переход в состояния сна (активного воображения) с формированием рапорта на голос. Голосом может управляться поток воображения. В данном процессе гипнотизируемый сотрудничает с гипнотизером, имеет положительный настрой на этот процесс, верит, что ему это поможет, чувствует себя в безопасности. Этот процесс можно объяснить, как утомление контроля внимания, так у детей внимание постоянно перемещается, в данном состоянии внимание перемещается во внутреннюю сферу и переходит в сон. Есть народные методы засыпания – подсчет овец, примерно, то же самое. На самом деле внушение утомлением вниманием объяснить сложнее и нужны определенные физиологические исследования. Поэтому, единственная, моя корректива в этом, что происходит прорыв воображения, после долгой концентрации. Воображение активно преобразует внутренние параметры под слова гипнотизера. В данном случае слова гипнотизера являются корректором внутренних смыслов. И являются единственным доступным на данный момент источником информации. Как пишет несколько авторов, внушаемость повышается после изоляции, в условиях недостаточности информации.
Второй метод внушения – замешательство, когда ожидания человека серьезно не соответствуют реальности. Возможно, в обычном поведении действуют стереотипы, которые сами по себе является внутренними смыслами и на перестройку внутреннего смысла нужно время и ресурс сознания. Поэтому в данный момент активной коррекции внутренних смыслов можно подхватить направление их коррекции.
Следующий способ насыщения или перегрузка информацией. Если вначале еще человек может воспринимать и корректировать внутреннюю реальность относительно новой информации, то с течением времени новых вводных становится слишком много. Скорость преобразования внутреннего не успевает за скоростью новых данных. Если человек пытается это понять - он уходит полностью в перестройку внутренних смыслов, теряя даже новые данные. В данном случае присутствует противоречие между тем, что надо слушать и неудобно уйти. При этом основной техникой углубления транса используются обобщающие слова, когда вместо них можно подставить синонимы из своего опыта. Например, «вы берете инструмент», человек представляет молоток или отвертку, но что-то конкретное.  Таким образом, снимается барьер недоверия, так как получается, что гипнотизер ничему не противоречит.
Есть еще метод счетом, но считать можно по-разному. Как правило, цель счета перевести человека в состояние коррекции внутренних смыслов. Учитывая, что числа сами по себе абстрактны и когда ни к чему не привязаны, являются средствами отражения внутренней реальности. То есть целью всех техник гипноза заключается перевод внимания на внутреннее содержание сознания.
Внушения прямые могут не восприниматься, так как могут вызвать сопротивление или неготовность гипнотика. Возможно, голос гипнотизера и свой собственный отождествляются. Большинство мыслей внутренних фраз – это внешние фразы, которые кто-то сказал или человек прочитал. Большинство поведения формируется словами, особенно хорошо влияют слова на новое поведение. Гальперин при формировании навыка предлагает двукратное словесное сопровождение. Вся деятельность, кроме автоматической, часто сопровождается словами. Когда человек обдумывает какую-то мысль, чаще всего он подкрепляет ее внутренне вербально. Можно сделать вывод, что изменение внутренних смыслов происходит с не малой долей участия слов. И все развитие с ранних лет приучает контролю деятельности, внимания с помощью слова. Мы так же можем корректировать и сами слова и менять их смысл. Какие процессы происходят при этом в нервной системе, пока остается загадкой. Если брать в рассмотрение теорию Б.Ф. Поршнева, то большая часть нашего поведения — это усвоенное управление нашим поведением другими и на этой основе мы можем уже сами являться субъектами нашего сознания.  Эриксоном выделена «последовательность приятия» когда формируется установка на положительный ответ.  Серия вопросов, ответ на которые положителен, приводят к предрасположенности положительного ответа на следующий вопрос. Это можно объяснить через контрастную иллюзию в установке Узнадзе, но сам этот эффект не объяснен. Известно лишь, что после серии опытов с разными по весу или объему шарами, одинаковые шары продолжают восприниматься как в предыдущих опытах. Возможно, это связано с формированием и использованием в мышлении стереотипов.
М. Эриксону [23, 36] принадлежит способ внушения импликацией, когда констатируется факт того что произойдет, через возможность. Например, «как только вы поймете, вы тут же это сделаете». Это больше похоже не на внушение, а на манипуляцию – игру словами. В этом утверждении не дается права не понять. С другой стороны рано или поздно все можно понять. За человеком остается выбор только делать это или не делать. Но если нет серьезных установок на пути к действию – человек это сделает. Тут за счет какого-то механизма происходит слияние истинности первого утверждения со вторым. Возможно, это можно объяснить через концепцию дипластии Б.Ф. Поршнева, но пока мне это не под силу.
Подразумеваемое указание – состоит из трех компонентов:

  • Введение, связанное со временем;
  • Подразумеваемое указание на нечто, что проис­ходит внутри клиента;
  • Поведенческая реакция, сигнализирующая о том, что подразумеваемое указание выполнено.

Стивен Гиллиген классифицировал вопросы, которые задает гипнотизер. Вопросы могут вызывать из памяти целые психические процессы, например трансовое состояние, можно вызвать даже глубокий гипноз, если человек испытывал это состояние и чувствует себя сейчас в безопасности.  Вопросы основываются на вызове проверки способностей или провокации самопроверки. «Можете ли Вы?» «Когда у Вас был самый глубокий транс?» Данные вопросы заставляют человека обратиться к своей памяти. Снова испытать те состояния. Другие вопросы и либо это альтернативные, либо на проверку способностей (Можете ли вы зафиксировать внимание на точке).
Возможно так же использование отрицания как внушения. «Не думайте о белой обезьяне». По Б.Ф. Поршневу видимо отрицание как операция логики произошла позже, поэтому для того чтобы не делать надо сначала это сделать.
Подкрепление и приятие. Метод предполагает перенос положительной эмоции на весь контекст: «Сегодня замечательный вечер, пойдем на рыбалку!» или «Можете продолжать, вы хорошо поработали».
Контингентные (непрерывные) внушения – присоединение внушения к какому-то процессу, который будет происходить.  «Вы дышите и с каждым выдохом Вы расслабляетесь».
Трюизмы или банальности – утверждения, к которым человек присоединяется, так как не может опровергнуть. Например, пословицы и поговорки.  «Без труда не выловишь и рыбку из пруда». Например, чтобы поднять человеку настроение: «Мы все замечали, как кто-то улыбается своим мыслям, и часто улыбались в ответ на их улыбку».  Вызывается из памяти приятное состояние.
Внушения, связанные со временем могут быть отложенными на неопределенный срок.
Открытое внушение – говориться, что что-то произойдет, но не говориться что именно.  «Ваше бессознательное может гармонизировать... все то, что должно быть гармонизировано».
Метафора как способ воздействия используется и в литературе. До появления романов и литературы основную долю рассказов представляли метафорические рассказы. Слово метафора образованна из двух греческих корней: «мета» означает «через», а «форе» - «переносить».  В эриксоновском гипнозе используется как рассказ близкий к ситуации клиента с расчетом на то, что этот рассказ и не про клиента, но клиент увидит черты своей ситуации в рассказе. Эриксон говорит, что метафора может сработать очень нескоро, это инструмент длительного действия.
Как отмечают практики гипноза, важным моментом гипноза является специфической транс самого терапевта. Как говорит М.  Эриксон [23,36]: «Если у клиента нет признаков транса – ведите себя так, как будто клиент в трансе». Гипнотизер должен быть уверен в себе и в удачности внушения. Возможно, это связано напрямую с эмоциональным заражением и комплекс эмоций гипнотизера (транс гипнотизера) посредствам подражания передается клиенту.
Как пишет Р.Д. Тукаев [38] обычный гипноз и эриксоновский разделен из-за того, что эриксоновцы считают метод клинического гипноза слишком авторитарным и резким. На самом деле в науке эриксоновский гипноз и клинический отождествлены.  Эриксоновский гипноз отличает постепенность и плавность вхождения в транс, которая обнажает механизмы внушения при обычном человеческом общении. По описанным техникам наведения транса и внушения можно заметить, что в основе лежат слова и понятия крайне неконкретные, можно сказать, что смысл, которых полностью не определен. Эти слова всегда являются обобщениями, например, бессознательное, ресурсы. Возможно, из-за такой неконкретности и обобщенности мозг и работает в правополушарном режиме, так как не может создать четких логических последовательностей или выделить что-то конкретное, что делает преимущественно левое полушарие.  Заглянул в бинарную логику – логика на то и бинарная, что оперирует двумя противоположными значениями. А когда у элемента может быть много значений – бинарная логика перестает работать и работает иная более древняя операция мышления.  Или если вероятность промежуточного события больше, то есть синтез позиций, чем их изолированность друг от друга, то логика не работает в чистом виде. Белое и черное не исключают друг друга, если это краски и их композиция дает серый цвет, в этом примере нет логики? А есть либо опыт, либо творческий синтез. Логика оперирует понятиями истина и ложь. В случае с внушением истинна это правда, удовольствие, безопасность, как биологически значимая правда. При верной информации животное сохраняет силы, жизнь, получает удовольствие. Ложь совершенно противоположное – связанное с избеганием, опасностью, не собственной пользой. Можно обозначить в нервных процессах истину как подкрепление, удовольствие, желание повтора. Ложь как торможение, избегание, отрицательное подкрепление. Из биологической ситуации следует, что законы логики будут действовать, если истина и ложь, а, следовательно, и логические операции касаются одного объекта и только его, с одним значением, максимально конкретизированным. Но при многозначности и размытости, получается, что все истинно. Двум процессам исключающим друг друга негде встретиться. В такой ситуации внутренняя нацеленность на удовольствие начинает подкреплять внушения гипнотизера. Если положительной направленности нет, то животное не выживет. Получается, что чем не опытнее организм, тем проще ему внушить что-либо. Пока не произойдет столкновение с объективной реальностью, которая заставит дифференцировать внутреннюю информацию.
Внушение и состояние гипноза так же объясняют с помощью установки по Узнадзе. [40] Но не достаточно исследованы механизмы возникновения установки. И возможно внушение само по себе, опираясь на другие установки, само формирует установку.
Психологические установки имеют следующие характеристики:

  1. Возбудимость фиксированной установки (сколько требуется повторений, чтобы возникла установка).
  2. Прочность фиксированной установки.
  3. Вариабельность установки (в разные дни может потребоваться различное число повторений для выработки одной и той же установки).

Любое поведение человека разбивается на операции, которые помогают достигнуть ему заданную цель. Таким образом, появляются операциональные установки, которые в обычной жизни действуют в стандартных для человека ситуациях, определяя привычный характер поведения. Например, контролер трамвая в течение рабочего дня выполнял одни и те же действия, проверял билеты. Если вместо билета ему протянуть цветную бумажку, на время он замешкается, так как произойдет сбой сенсорной системы восприятия. Таким образом, нормы оценок и отношений в течение повторяющихся действий внедряются в сознание и, выступая в форме отвечающих стандартному кругу условий операциональных установок, руководят человеком в повседневной жизни, избавляя от необходимости всякий раз решать какие необходимо совершить действия. [16]. Таким образом, академик Д.Н. Узнадзе показал, что бессознательное психики состоит из множества установок. При этом необходимо помнить, что, несмотря на то, что все установки (первичная, целевая, импульсивная, смысловая и операциональная) находятся во взаимодействии и взаимовлиянии друг на друга, преимущество более давних установок все же более заметно.
Внушаемость и гипнабельность человека зависят от психологических установок. Возникновение неосознаваемой психологической установки на внушаемость оказывает влияние на гипнабельность. Под влиянием положительной установки на внушение бессознательно срабатывает механизм, исключающее поведение, противоречащее этой установке. Таким образом, отпадает последний сдерживающий мотив, осуществляющий контроль над поведением, и наступает гипнотическое состояние, при котором словесная информация, поступаемая от гипнотизера, воспринимается без критики сознания [16].

 

1.4 Нейропсихологические механизмы.

Большинство авторов ссылаются на труды И.П. Павлова. И.П. Павлов отмечает, что внушение обусловлено торможением коры и возникновением парадоксального состояния, когда слабые импульсы от слов гипнотизера действуют сильнее, чем внешние раздражители. Как показано выше эта теория противоречит практике, так как углубление гипнотического состояния, часто приводит к понижению внушаемости. Но все равно еще необходимы дальнейшие исследования, так как может оказаться, что для восприятия речи должны быть задействованы зоны, отделяющие шумовые факторы.
Вторая нейрофизиологическая теория гипнотизма и внушения опирается на правополушарную асимметрию ЭЭГ. Согласно этой теории правое полушарие отвечает за образное мышление, целостное восприятие, иррациональность, а левое за логику, последовательность, речь. Однако согласно данным В.С. Ротенберга [24, 35] данные о работе правого полушария достаточно спорны. Интересен факт, что функция речи развита в правом полушарии на уровне дошкольника. К этому можно вспомнить догадки Б.Ф. Поршнева о том, что механизм суггестии формировался поочередно в полушариях.
Сам механизм исполнения внушений и вообще всей сознательной деятельности и деятельности выполнения инструкций, заданий, приказов приписывают деятельности лобных долей мозга. Исследования фМРТ университета Женевы показали, что в состоянии гипноза изменяется активность зон отвечающих за внимание, память и контроль выполнения задач [7].

 

Выводы

На данный момент внушение является феноменом, так как процесс его возникновения малоизучен. Но данные, полученные из литературы поэтому, и смежным вопросам, дают основания полагать, что внушаемость обусловлена не только биологическими, наследственными причинами. Не малое влияния оказывает склад мышления. Это дает право полагать, что альтернативный взгляд Б.Ф. Поршнева [31] дает огромный простор к изучению внушаемости как социального механизма. Со своей стороны, я предполагаю наличие особенностей познавательного процесса в процессе внушения. Сама основа внушения должна скрываться в развитии мышления, внимания, памяти и эмоций, и взаимодействия всех этих процессов. Особенно интересным в этом процессе является исследование дологического мышления и нейрофизиологических процессов с ним связанных. Оно же явление дипластии по Б.Ф. Поршневу [31]. Возможно, в течение жизни формируются внушения разной «глубины». И более «глубокие» внушения оказывают влияние на жизнь и поведение.

 

Заключение

Данная работа показывает недостаточность разносторонности исследований. Большинство исследований по внушению рождены в практическом подходе терапевтов. Данный проведенный анализ показывает, что феномен внушения намного шире взаимодействия клиента и терапевта. Феномен внушения тесно связан с другими социальными, малоизученными, феноменами. На данном этапе изучения феномена внушения нельзя применять внушение массово в процессе обучения, так как последствия могут быть непредсказуемы. В данной работе было сделано предположение, что в основе внушения лежат механизмы мышления. Для полного понимания феномена внушения следует изучить формирование процессов мышления и сами эти процессы. В связи с развитием процессов памяти, внимания и аффективной сферы. Так же следует провести сопоставление с патологическими случаями этих процессов у детей и взрослых. Большую перспективу дают магнитно-резонансные томографические исследования этих процессов.

 

Литература

  1. Словарь / Под. Ред. М.Ю. Кондратьева // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. – М.: ПЕР СЭ, 2006. – 176 с.
  2. Агеев В. С.: Психологическое исследование социальных стереотипов.  Журнал “Вопросы психологии” 86'1 с.95
  3. Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.: АСПЕКТ-ПРЕСС, 1999
  4. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: “Медиум”, 1995. – 323 с.
  5. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2003.
  6. Бехтерев В. М. «Внушение и его роль в общественной жизни». – СПб.: Питер, 2001.
  7. Влияние гипноза на мозг. Журнал «Дом солнца» http://www.sunhome.ru/journal/121015
  8. Возрастная динамика изменений ЭЭГ в норме http://www.neuronet.ru/educ/100/met/eeg2.html
  9. Волков Е. Н. Вначале было не слово — началом была суггестия, Нижегородский госуниверситет им. Н. И. Лобачевского, статья.
  10. Выготский Л. С. «Мышление и речь». – Собр. Соч.: В 6 т. – М .: 1983.
  11. Выготский Л.С. Лекции по психологии. – СПб.: Союз, 1997. – 144 с.
  12. Гончаров Г.А. Энциклопедия гипноза. Феникс, 2004. – 256 с.
  13. Гримак Л. П. «Моделирование состояний человека в гипнозе». – М.: 1978.
  14. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние - СПб.: Питер, 2001. – 448 с.
  15. Ильин Е.П.  Психология общения и межличностных отношений. – СПб.: Питер, 2009 г.
  16. Кандыба В.М. Основы гипнологии: Основы психофизиологии. – СПб. 1999. – С. 511
  17. Когнитивная психология. Учебник для вузов / Под ред. В. Н. Дружинина, Д. В. Ушакова – М.: ПЕР СЭ, 2002 – 480 с.
  18. Кон И.С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) / И.С. Кон // Новый мир. – 1966. – № 9.
  19. Кондрашов В. В. Всё о гипнозе. – Ростов-на-Дону: “Феникс”, 1998.
  20. Липецкий М. Л. Внушение и мы. – М.: Знание, 1983. — 96 с.
  21. Майерс Д. Социальная психология. – 7-е изд. – СПб.: Питер, 2009. - 794 с.
  22. Мелетинский Е.М.  От мифа к литературе. М.: РГГУ, 2000
  23. Милтон Эриксон, Эрнест Росси, Шейла Росси ГИПНОТИЧЕСКИЕ РЕАЛЬНОСТИ Издательство: "Класс",  1999
  24. Михайлов Б. В., Сердюк А. И., Федосеев В. А. Психотерапия в общесоматической медицине: Клиническое руководство / Под общ. ред. Б. В. Михайлова. – Харьков: Прапор, 2002. – 128 с.
  25. Монахова И. А.Учебник гипноза. Как уметь внушать и противостоять внушению. Москва, РИПОЛ классик, 2010
  26. Мышляев С.Ю. Гипноз. Личное влияние? ТОО "Братство", 1994.
  27. Новости этологии http://ethology.ru
  28. Ольшанский Д.В. Психология масс. – СПб.: Питер, 2001. – 368 с
  29. Папуш М. ПСИХОТЕХНИКА ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ВЫБОРА М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2001
  30. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история «История и психология» М., «Мысль», 1972.
  31. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии под ред. О. Вите – СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 2007
  32. Психология. Словарь. / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2-е изд. – М., 1990.
  33. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация: Уроки социальной психологии Аспект Пресс, Москва 1999
  34. Ротенберг В.С. Психологические статьи на официальном сайте. http://www.rjews.net/v_rotenberg/psychological-articles.html
  35. Ротенберг В.С. Сновидения, гипноз и деятельность мозга. Центр Гуманитарной Литературы `РОН, 2001 г.
  36. Сайт, посвященный Милтону Эриксону http://www.miltonerickson.ru/
  37. Сорокин Ю.А. Стереотип, штамп, клише: К проблеме определения понятий / Сорокин Ю.А. // Общение: Теоретические и прагматические проблемы. - М., 1998.
  38. Тукаев Р.Д. Гипноз. Механизмы и методы клинической гипнотерапии — М.: 000 «Медицинское информационное агентство», 2006. — 448 с
  39. Тукаев Р.Д. Интегративная теория гипноза и гипнотерапии в контексте современной теоретической гипнологии. Московский НИИ психиатрии Минздрава России. Статья.
  40. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы исследования установки / Д.Н. Узнадзе // Психологические исследования. – М., 1966.
  41. Хип М., Драйден У. Гипнотерапия. – СПб.: Питер, 2001.
  42. Хэтфилд Э. (2003) Эмоциональное заражение // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2006 г.
  43. Черепанова И.Ю. Заговор народа: Как создать сильный политический текст. КСП+, 2002. – 464 с.
  44. Шварц И. Е. «Внушение в педагогическом процессе». – Пермь: 1971.
  45. Шейнов В.П. Скрытое управление человеком (психологи манипулирования). – М.: ООО "Издательство АСТ", Мн.: Харвест, 2001. – – 848 с.
  46. Шерток Л. Гипноз: Пер. с франц. — М: Медицина, 1992, 224 с.
  47. Эриксон М. Мой голос останется с Вами: Авторский сборник»: XXI век; 1995
  48. Юрова И.В. Условия и функции конструктивного использования суггестии в образовании // Теоретический журнал «Credo new» – СПб., 2007. – №2. –  С. 18-22.
  49. Ярошевский М.Г.  Охлотелесуггестия журнал «Вопросы психологии»  № 3 1994

Обсуждение

Войдите: